«О спорте, жизни и о счастье»: околоспортивный разговор с неравнодушными людьми

Сегодня представляю вашему вниманию новую рубрику сайта: беседа о спорте и не только с интересными людьми Омска. Давно хотела создать подобную рубрику. Ведь интервью со знаменитостями — достаточно распространенный вариант во многих интернет-изданиях. Я считаю, что и в Омске достаточно людей, заслуживающих внимания. Поэтому решение о том, что буду беседовать с людьми Омска (спортсменами и не только), принято мною давно. Неравнодушные люди Омска — это те, которые могут поделиться с вами интересными рассказами о своей жизни, судьбе и, возможно, о спорте. Надеюсь, будет интересно.

Открываю данную рубрику интервью с Карбиной Еленой Юрьевной, мастером спорта по плаванию, закончившей СибГУФК и работающей тренером по аквааэробике в санатории «Рассвет».

Наша беседа проходила ранним утром в кофейне «Сытная площадь». Разговор сразу сложился, кофе был вкусный, душа пела…

Елена Юрьевна, и сразу первый вопрос: «Почему именно плавание?»

— По папиной линии у нас слабые легкие. Папа переболел 8 раз воспалением легких. Дед у меня умер от воспаления легких. И у папы был «задвиг» — разработать мои легкие. Ну, то есть, это были либо лыжи, либо гребля, либо плавание. Выбор пал на плавание, потому что это было близко: во-первых у нас в школе 89 был бассейн (там я и начала в подготовительной группе плавать). В 6 лет я научилась плавать. А потом открылся бассейн «Альбатрос» и у меня туда на занятия пошла старшая сестра. Меня отправили по ее стопам. Но раньше был отбор по антропометрическим данным: смотрели рост, вес, ладонь, ступню проверяли. Сестра у меня не подошла. А так как мне было 7 лет, сказали год подождать. И вот этот год я занималась гимнастикой. Ходила на растяжку к тренерам Галиме Шугуровой (советская гимнастка, заслуженный мастер спорта СССР по художественной гимнастике — прим. мое), Гаренковой Галине Павловне (тренер-преподаватель по художественной гимнастике — прим. мое). Я год отзанималась и пришла во втором классе в бассейн. Но по первости это было так… ну, как игра что ли. В общем, я просто занималась, мне это нравилось и я не бросала. И как уже сказала, у меня папа был очень сторонник плавания.

— Он сам плаванием не занимался?

— Нет, он был просто сторонник, чтобы я занималась спортом. Все было нацелено на это. А я такой человек, что мне сказали…

— Надо значит надо?

— Да, цель поставлена, я должна добиться. Я довольно-таки успешно занималась: выигрывала Россию, союзы по нашему ЦСу (центральный совет «Буревестник»). В пятом классе я выполнила первый взрослый разряд. Шестой класс я плавала, а в конце шестого у меня произошла травма: я порезала очень глубоко ногу и лето у меня «выпало». После этого я решила завязать. Но в это время открыли плавательный центр «Ермак». И начальник центра, приехавший из Уфы, увидел, что победительницей-то была вот эта вот девочка, а ее нет в списках, т. е. я нигде не фигурировала. И он задал вопрос: «Где?». Ему дали мой адрес, телефон. Он позвонил маме и пригласил нас на встречу. Вообще мама была сторонница того, что я буду просто учиться и все. В ее понятии плавание для девочки – это не вариант. Но мы все же приехали к нему навстречу. Тренер начал спрашивать: «Как ты так, вот я смотрю везде ты лучшая, а тебя нет?». Я говорю: «Мне это не интересно». «Может, попробуешь?». И я пришла.

Они спорткласс тогда сделали. При чем нас собрали всех лучших по городу из разных школ, ЦСов.  Там надо было выживать, т.е. мало того, что надо было иметь свой характер, необходимо было еще доказывать результатами. Но у меня, я хочу сказать, не сложились ни 7 ни 8 класс. Я выполнила «Кандидата в мастера спорта» практически последняя в начале 8 класса, была готова на «Мастера», но у меня был какой-то психологический барьер. Я плавала около «Мастера» примерно год, мне не хватало буквально десятых. Это мне сейчас понятно почему, потому что 200 вольным — это не моя дистанция, я – стайер по натуре. Мне изначально нужна была длинная дистанция, а нас на длинные не готовили. Одноклассница моя выполнила в конце 8-го, но в 9 класс при отборе нас отобрали всего лишь троих. Вначале был целый класс 30 человек, потом отсеяли больше половины: из 20 оставили 10 и добрали еще с соседних городов. Это был Новосибирск, Кемерово, Барнаул, Иркутск, Пенза, Уфа, Куйбышев (сейчас — Самара). И мы стали заниматься уже с новым тренером.Нас разделили по специализациям, и меня взял стайер.

— То есть как раз то, что нужно?

— Как раз то, что нужно было. В конце 9 класса (в марте) я выполняю «Мастера спорта» на всем кроле (и на сотке и на двести, и на 400, и на 800, и на полтора километра).

— Ничего себе!

— Да-а. Это с новым тренером, а потом была подготовка к «союзу» (его я выиграла в конце 9-го класса ). После «союза» 25 лет держался мой рекорд Омской области.  После школы институт однозначно был физкультурный, потому что из сборной «союза» никуда больше не шли, кроме как в институт физкультуры. Единственный вопрос был: омский, московский или питерский (ленинградский).

— Почему омский тогда?

— Потому что тренер у меня здесь был. Изначально разговор шел только о том, что во время института будем заниматься, тренироваться. И поэтому за 4 дня я поступила в институт (сборная сдавала экстерном): в первый день была практика, второй было сочинение, третий день была биология и четвертый день — химия. Сразу после этого уехала на сборы.

— На сборы куда?

— Я уже не помню, по-моему, в Узбекистан. Там был один такой спортсмен, тоже самый лучший, Коровичев Олег. Мы познакомились. Ну и любовь случилась, все остальное. Смысл в том, что я приезжаю со сборов и узнаю,что беременна. Естественно, что спорт — это однозначно все. Мне сказали, что надо было выбрать. И я выбрала сына. А институт закончила. Первый курс училась закончила очно, второй закончила экстерном, при этом сидела с ребенком, сдавала экзамены и училась самостоятельно…

— Кто-то помогал?

— Нет, я сама. Мама с папой рабочие были, т. е. с 8 до 5 они работали, вечером приходили. Мужа забрали в армию. Нормально.

— С мужем вы ровесники?

— Нет, он на 3 года старше меня. Он в армию ушел после института. Потом нам дали квартиру в Красноярске-45 по распределению. И я уехала туда.

— Вместе с сыном?

— Ну, естественно.

— Почему тогда в Омск вернулись?

— Дети выросли. Вырос первый сын и уехал в Омск учиться, потому что в Красноярске пришлось бы жить в общежитии или снимать квартиру. А в Омске у меня живут мама с папой, и есть условия для проживания (трехкомнатная квартира). Первый уехал сын, потом уехала дочь, мне там уже просто делать нечего было. Я там на 20 лет задержалась. Работала кем угодно как угодно.

— Но не связано с плаванием?

— Нет, там с плаванием было связано совсем чуть-чуть, потому что своеобразие закрытого города состоит в том, что там должны быть родственники, которые за тебя скажут. Места ограниченные, так сказать. Там надо было точно так же, как здесь добиваться. А не получилось, потому что не было такого огромного желания «бодаться» с этими мужиками. Поэтому приходилось работать и на заводе, и в общежитии дежурной для того, чтобы квартиру заработать, потому что с мужем тем мы разошлись, я зарабатывала свою квартиру.

— Дети выросли и вы разошлись?

— Нет, мы разошлись в самом начале.

Со спортом у меня было связано раньше. С 20 до лет 30 спорта вообще не было. Даже до 33 (до 2000 наверное года) спорта не было. Было только воспитание.

— И вы спортом не занимались?

— Да, вообще ничем. Я поставила крест. 24 мне было. До этого я еще поработала по специальности, обучала детей плаванию, вела группы здоровья, а потом все.

— И не хотелось или просто не было возможности?

— Хотелось, не было возможности. Закрытый город не давал. И вот, работая на заводе, я узнаю, что кто-то там от нашего завода выигрывает плавание. Для меня это был нонсенс, ведь я — единственный человек, женщина, «Мастер спорта» в том городе, а кто-то выигрывает плавание! Естественно я сказала: «Вы чего меня-то не заявляйте на соревнования? Я же тоже на заводе работаю!». И потом, 9 лет (с 2000 по 2008), работая на заводе, я выступала за завод, мы семьей выступали за завод: бегали, играли в теннис, метали дартс, ездили на роликах, плавали. Но потом дети уехали, да и градообразующее предприятие начало разваливаться само по себе. И я вернулась в Омск.

Мне скажем так повезло. Будучи у родителей как-то в гостях, я пошла на аквааэробику  в «Альбатрос», там маленький бассейн, посмотреть, как там ведут. Ну и после этого задаю вопросы, я как частный предприниматель там-то у себя работала, и задала вопрос по бассейну: сколько аренду платите… В бассейне «Лена Карбина» — это для них был ориентир, т.е. она пловчиха, стайер и они все думали, кто такая, потому что я-то уехала и 20 лет меня в городе не было, рекорд-то стоял и они все думали кто это. И тут я им говорю: «Да я знаю, я здешняя». Мне говорят: «Кто?». Я говорю: «Лена Карбина!». Они тогда посмотрели на меня такими глазами, типа «вот ты какой северный олень». Ну, и разговорились. И потом  мне пишут: «Ты в Омске? Есть место».

— В «Альбатросе»?

— Нет, мне сразу же в «Рассвет» предложили. Спрашивают: «Ты когда в Омске будешь?». Я говорю: «На новый год». Я написала резюме, приехала на новый год сюда, приехала в «Рассвет», переговорили с Нателлой Олеговной и все. Она мне говорит: «Вы мне нужны 16 февраля на работу».

— Там надо было все бросить, оставить и переехать?

— Да, я приезжаю в Красноярск после нового года, прихожу и говорю: «Все». Вообще не поверил никто. Написала заявление, уехала в Омск. Сюда приехала в «Рассвет», начала работать. И мне нравится! (довольная улыбка).

— Т.е. «Рассвет» и больше нигде?

— Да!

— И не хотите?

— Во-первых я очень сильно устаю. Во-вторых, моральная нагрузка и чисто по уму колоссальная, потому что приходится заниматься: беременные, груднички, маленькие дети до 7 лет (т.е. там своя методика), дети просто обучение плаванию, взрослые обучение плаванию, еще и аквааэробика.

 — Это все группы у вас?

— Да, у меня охват от самого рождения. Нет только пенсионеров, потому что по деньгам они не вывозят этот бассейн. А так если бы было… Поэтому чисто по мозгам это очень большая нагрузка. Море чего можно делать, чего можно добиваться и совершенствовать.

— Вы считаете, что вы на своем месте, это ваше абсолютно?

— Однозначно! Слава богу мне повезло, что у меня совпало мои желания, моя профессия и моя учеба, специализация. Это вышка, которую можно всем пожелать.

— Для вас это успех, что так все получилось и счастье?

— Здесь совместилось все: самореализация, самосовершенствование. Это же так интересно! Хотя, я с бебиками начала работать спустя 3 года, после того, как начала работать в «Рассвете». Я очень долго приглядывалась к этому ко всему, потому что я с этим не работала.

— А это Ваше было желание набрать группу или это сверху?

— Нет, это было уже до меня. Они сделали это до меня, мне сказали, как нужно работать. Я 3 года сидела и смотрела, как же это все-таки работает. Начинала там, там, там чисто интуитивно, но, скажем так, опыт у меня, конечно же есть, потому что у меня двое моих с аквабебиков вышли.

— Они тоже плавают?

— Однозначно! Мои — с рождения. Максим у меня вообще очень ранний, он у меня с 7 дней плавает. Это старший. Маленькая не сразу – потому что мы в общежитии жили.

— Он где плавал с 7 дней? Дома?

— В ванной. До момента пока мы не встали. То есть в 6 месяцев он встал, когда ему ванна стала маленькая, он плавал абсолютно нормально, я его вообще не держала.

— В смысле он вообще сам плавал? Без поддержки без маминой? Без всяких вот этих вот (показываю на шею)?

— Да, потому что с 7 дней мы его приучали вот к этому. Начиналось все с шапочки, проводки ему делали. Потом постепенно пенопласт вытаскивали, клали его на спину и он сам плавал, а проныривали мы всю ванну. Он у меня в 2 года прыгал с трехметровой вышки! Мы-то два пловца, поэтому он у нас прыгал и плавал и это было нормально. И вот я вспоминаю: веду занятия, учу плавать детей старших. А сыну было два и три. Детям кидаю камушки (игрушек же не было тонущих, камушки брали речные и кидали на дно, чтобы дети собирали). Мой ныряет и все собирает. Я ему уже говорю: «Максим, не трогай их». Вот так в два года, а те – пятилетки, семилетки. Он у меня раз нырнет, все соберет, мне отдаст. Я говорю: «Ты не мешай работать».

Поэтому присматривалась. Ну, а потом когда взялась… Первые из моих клиентов — Маша Бабичева, Никите ему 5 будет в этом году, Тихон. Ну, мамы адекватные, я так скажу. Очень много зависит от мамы, потому что если мама не понимает и приходит… Я же их тоже чувствую, я сканирую. Т.е. все равно же педагог он же и психолог в одном лице. Заходит человек и я сразу же знаю, надо ей это или не надо, дань моде или это какие-то другие показания. Вот Лена пришла с Тихоном у него была атония мышц, т.е. ребенок абсолютно не стоял на ногах, был абсолютно слабенький. Он ходил на СМТ, ему стимулировали мышечную деятельность, чтобы мышцы сокращались. Естественно она была заинтересована по физическому развитию. Она и ходит. Она понятия не имеет, как может быть по-другому. Ну, это действительно все зависит от мамочки. Кто-то пойдет и будет заниматься, а кто-то нет.

Насчет физического развития я всегда и всем говорю: ум и физическое развитие идут параллельно, сначала идет физика, потом ум.

Ум дается изначально и он в определенном количестве. И его можно использовать либо на 100%, либо использовать на 10%. Но он дается изначально вот в таком количестве. Физическое развитие оно безгранично, т.е. здесь нет предела совершенству. Я не знаю дураков спортсменов. Я не знаю их! Это просто нонсенс какой-то, если спортсмен высокого класса при этом он дурак. Таких не бывает. Это все идет параллельно. поэтому нельзя развивать умственные способности не занимаясь спортом. Я вообще этого не понимаю!

Я не понимаю, как можно ходить в развивашки, при этом ребенок не умеет делать элементарные вещи. Я согласна с тем, что многие могут не знать, что никогда не занимались спортом, не были с этим связаны. Но опять же, взять моих родителей. У меня родители не были связаны со спортом абсолютно. И они отдали. Сейчас я передаю это все, пытаюсь. Появится, дай бог, внук или внучка. Это будет на подсознательном уровне, это будет также, как с ними было, т.е. меня-то не учили этому, в 18 лет кто меня чему учил? Но это были поглаживания, массажи, зарядки. Это от туда, что ходить, вставать, ползать, переворачиваться, плавать в конце концов, откуда это? Все взаимосвязано. Если ты хороший спортсмен, если у тебя очень хорошо развита мускулатура, если у тебя развиты импульсы вот эти все мышечные…

— То и в голове тоже будет…

— Однозначно! Да их же видно! Они вот приходят. Вот те умнички, которые у меня самые первые были – отличницы, отличники. Там же видно! У меня ребенок приходит, я могу сказать на что он учится. Вот ей говоришь – абсолютно адекватное восприятие, она понимает все, что ей говорят, так она и с мышцами может сделать. Она может сделать то, что я прошу. А эти приходят бым-бым-бым вот такие вот движения. Все! Однозначно!

Раз уж зашел разговор про гипертонусы, их же тоже видно. И они ведь не лечатся, не излечиваются. Если не ставят диагноз изначально, и мама не прилагает никаких усилий, он ведь никуда не девается. И я это увидела сейчас, когда приходят 10-летние, 11-летние дети и когда вытворяют такую фигню, когда руки сами по себе, ноги сами по себе и при этом их просто гнет, они просто не понимаю, что они делают. Я тоже раньше думала, как так может быть, а потом поняла, что вот этот вот гипертонус, когда выгибает, не снятый, не вылеченный вовремя, он потом перерастает в вот этих вот угловатых, абсолютно несуразных мальчиков и девочек.

А если нет возможности ходить в бассейн, а гипертонус у ребенка есть?

— Пусть делают в ванной! У меня одноклассник тренер по плаванию, у него родился ребенок с патологией, причем с конкретной патологией. Гипертонус был у него. Он его три года в ванной купал, он каждый день с ним занимался в ванной. Можно сидя дома просто заниматься. Массаж тот же самый в воде. У нас полгода назад по путевке попала девочка с ДЦП, которая не сидит, висит, хотя ей уже 2 года. И она от туда пришла (по путевке), она же ходит, она такая умница, она делает 150-200% того, что может делать мама. Она реально с ней занимается, я вижу, что там результат будет. Она просто столько вкладывает. У нее такие наработки есть, на которые я даже мозгами не дошла. Вот она ее на спину перевернула (потому что ДЦПешники они в основном плавают на спине, потому что голова в тонусе, нормально они голову держать не могут), а для того, чтобы ребенок лежал на спине, она ей придумала где-то на суше, дома говорить «ш-ш-ш». И она ее слушает, она лежит вот так на нее смотрит, замирает реально. Вот это вот «ш-ш-ш» — это ее наработка, т.е. есть чему у нее научиться, но таких единицы.

— Я слышала ваши подкасты, это давно было?

— Это было мое увлечение, сейчас я этим не занимаюсь. Тогда я работала только на заводе и параллельно это было у меня вечерами. Сын тогда начала компьютерами заниматься и помог мне. Желание, конечно, огромное поделиться тем, что я знаю, то, что я хочу донести. Но на это нужно время, нужна техническая поддержка. То, когда он был рядом со мной, вот оно и вылилось в то, что я это записывала. Это 2007-2008 год.

— А материал вы откуда брали? Это ваше?

— Это мое. Я выкладываю свои мысли, а потом их редактирую. Про питание могло быть где-то откуда-то взято, переработано, пропущено через меня. То, что касается бани, занятий что как вести – это все мое. Я иногда сама удивляюсь, когда читаю, перечитываю какие-то вещи, как я могу сказать.

У меня бывают такие моменты, когда сажусь пишу и все складывается. В контакте одна единственная статья переписанная из Интернета «О полезности плавания», мне просто она понравилась. Там все расписано от и до, т.е. психологическое, физическое. Я от себя только добавила в конце самом «занимайтесь и всего вам хорошего». Все до единой остальные статьи написаны лично мною. Я сажусь на работе, у меня есть планшетик. У меня бывают такие моменты, когда я прихожу, вот утром особенно когда идут санаторские у меня есть время, я сажусь и пишу то, что я хотела бы сказать. И у меня в заметках я вот здесь в основном пишу (показывает на планшете свои заметки). Они у меня абсолютно разные. Потом сажусь и переписываю. Вот, допустим, вот эта «Гимнастика при тазовом предлежании» я собирала ото всюду, потом это беру, перерабатываю, выбираю лучшее, смотрю то, что приемлемо, то, что не приемлемо. Я не пишу сразу же с первого раза. Т.е. она у меня лежит-лежит, я чувствую, что пора уже написать, опубликовать что-то, я это делаю.

Я сейчас работаю не так, как раньше работала. Вот со своим Дениской, кукла-то вот, раньше не работала. (во время занятий с маленькими детьми Елена показывает все движения на кукле)

— Дениска?

— Да, у меня муж Денис (улыбается).

Я вот сижу и недовольство не собой, недовольство тем, как это происходит в общем, в целом. Я вижу, что мамы инертные и чтоб хоть какая-то польза была, я сейчас встаю и тупо показываю вот эти все движения. Потому что те, кому надо, они запоминают сразу же, те, кому это не надо, ну хотя бы так.

Я никогда не соглашусь с тем, что люди говорят о том, что это не помогает и это не работает. Ты изначально попробуй это сделай, а потом скажи.

Так же как и в аквааэробике я отношусь, ты попаши сначала, а потом скажи, что это не помогает худеть, это не помогает подтягивать форму, уходить в объемах. Так же как плавание обучение оно реально есть, оно реально работает, если не делать из этого выкачивание денег. Я никогда не ставлю цель выкачивания денег. Для меня деньги – это изначально не та цель на которую я иду. И я уже это поняла, и мы уже это поняли с мужем, работая с 2000 года сами на себя, параллельно на кого-то и у нас все равно есть какое-то свое дело, которым мы занимаемся. Мы поняли, что когда цель – деньги, это не работает. Когда цель – удовольствие и какое-то развитие, вот тогда это начинает приносить деньги. Па-рал-лель-но. Когда приходит ко мне сейчас, ну допустим 17 человек на аквааэробику, естественно, я получаю в 10 раз больше, чем я получаю с одного человека. Но это не говорит о том, что с одним человеком я не получу того кайфа и не отработаю так, как с 17-ю. У меня разницы нет! У меня смысл в том, что я попробую, я отработаю. А какая разница два, три, хоть сколько, хоть сто! У меня нет этой зависимости.

— Ну, правильно, говорят же, что деньги – это энергия. Если есть энергия будут и деньги.

— Вот! Ну, не все же понимают. Вот ты видела у меня висит, кто сегодня проводит занятие? В начале, когда заходишь на стоечке, так вот там фотография моя и написано все обо мне, когда чего закончила, мастер спорта по плаванию и когда в какие дни веду занятия. объясню почему. Потому что не хотелось бы, не знаю почему, чтобы говорили про «Рассвет», что побывав не на моих занятиях, что там аквааэробика ни о чем! Конкретно: вот моя фамилия, вот мои имя отчество, вот моя фотография. Если я вам сделала что-то не так, я согласна принять все претензии.
В работе направление должно быть одно, достижение целей должно быть разное, т.е. она должна вести немножко по-другому, она должна вести по-другому, но смысл никак не может сводится к тому, чтобы просто развлекать.

Я каждый раз прошу девочек, особенно беременных, ну, вам же рожать! Я же знаю, как это приходится сложно, как приходится пахать в этот момент. А такие приходят и говорят «я не могу», и на родстоле говорят, что не могу, потому что сил нет. А почему у тебя сил нет? А потому что ты ничего не делала во время этого! Она пришла: «рожайте меня». Я иногда останавливаю все и говорю: «Девочки, вы что в родзале-то будете делать? Когда там пахать надо будет? Когда вам там реально напрягаться». Смеются…Я бы потом посмеялась, когда увидела, когда вы вот там вот корячитесь.

Ну, а потом же слабая родовая деятельность, все же оттуда идет?

— Естественно! А потом эти дети, у которых кислородное голодание, которые вовремя не рождаются. А которых выдавливают с поломанными ключицами, со свернутыми шеями или еще с чем-нибудь. Или когда щипцами начинают вытаскивать. Это же не просто так. Но они же об этом не думают, они же об этом не знают. А я знаю. И когда начинаю им об этом говорить, естественно я плохая. Но пусть я лучше буду «плохим полицейским». Ведь тем, кто через это проходит, понимает, что это дает какой-то результат. У моей дочери когда поставили гипертонус с 6 недель, она начала ходить ко мне в бассейн. И мы с ней просто дышали. Не медикаментозно, а именно расслаблением и плаванием в воде. Сейчас дальше будет, дальше буду смотреть. Она мне уже сказала, на партнерские роды она меня хочет взять. Я, естественно, пойду. Выдрессирую ее по дыханию, я ее научу.

Я ваши занятия вспомнила во время своих родов. Благодаря вашим занятиям я успокоилась, и начала правильно дышать.

— Оно на подсознании остается. Поэтому и говорю, что нужно до автоматизма. Вот у меня девочка ходила перинатальный психолог, великолепная девочка. А познакомились мы с ней таким образом. Она мне в контакте такую статью приводит про то, что аквабэби – это издевательство над ребенком, про то, что это насилование, про то, что это угнетение его личностных качеств. Как потом выяснилось, она мне просто передавала статью, которую она прочитала, т.е. у нее появилось сомнение. А я-то изначально поняла, что это она пишет от себя. И я ей так корректно начинаю отвечать: «Валерия. вы прежде чем вот так вот рассуждать, вы придите ко мне, я вас запущу на аквабэби. Вы посмотрите на этих мам, вы посмотрите на этих детей, которые якобы угнетены, над ними производят насилие и т.д.». Она склонилась к тому, что статья где-то обманывает, и потом он мне пишет, как к вам можно попасть на занятия с беременными?. Я ей пишу то-то, то-то, то-то. Она начинает ходить. И я наверное только через месяц понимаю, что эта Валерия и вот эта Валерия – это одно и тоже лицо. Мы с ней начинаем общаться очень-очень тесно. Она говорит, что таких как я очень редко встретишь, т.е. у нас очень тесные отношения. Она начала ходить недель с 24 и до конца беременности. У нее тазовое предлежание. И с тазовым предлежанием она родила сама.

— Мальчика?

— Да, мальчика при тазовом предлежании она рожает сама. И пишет мне после этого: «Елена Юрьевна, девчонок заставляйте очень активно дышать животом». Она до этого занималась спортом, у нее были спортивные травмы, но она пишет, что боль с этими спортивными травмами – ничто по сравнению, что я испытала там. Если бы не это дыхание, я бы не знаю, что бы было. Про дыхание они мне по чуть-чуть пишут каждая. Я даже анкеты делала, ну ты же понимаешь, что я больной человек. (улыбается).

— Что бы вы сказали себе 30-летней сейчас?

— Ничего. Я ничего не хочу в жизни менять. У меня все как было, так и есть.

— Тогда чего бы вы пожелали себе 60-летней на будущее?

— Ну, во-первых, здоровья. Чтобы его оставить на том уровне. Т.е. здоровье однозначно будет. Это обязательно занятие всеми йогами, сердечно-сосудистые – это ходьба, бег. Бег – нет, потому что суставы болят у меня. Тазобедренные суставы. Вывихи были врожденные. То, что мама не увидела. Поэтому сейчас при беге у меня тазобедренный сустав «вылетает». Кстати, и у дочери у меня коксартроз, потому что вовремя не определили, что после родов был оказывается вывих бедра. А мы об этом узнаем только, когда разрушено и когда бегаешь, а потом вот тут вот так все болит. Но у нее вообще очень сильно. Я как бы это испытываю.

Что же 60-летней, ну, короче. Однозначно систематизировать записи, все которые были.

— В каком виде? В какой вид привести?

— Я все-таки хочу свою методику. Авторскую методику. Не знаю, получится у меня или нет.

— Авторская методика в какой форме? Аудио, видео, книжная?

— Даже не могу еще сказать. Но это что-то такое, чтобы можно было работать по этому. Чтобы это было доступно. Потому что обучая сейчас даже на курсах аквааэробики, приехала месяц назад с повышения квалификации, я поняла, что не тот уровень. Это не так должно быть. Это должно быть по-другому. А раз это должно быть по-другому, значит мне надо как-то переделать. Т.е. я понимаю, какой набор знаний должен иметь тот человек, который занимается аквааэробикой, который преподает. И насколько досконально должно быть разобрано все. Вот это я хочу все-таки кому-то отдать, потому что очень большой объем информации, чтобы он не пропал просто даром.

Что еще себе? Однозначно буду писать мемуары, или это как это называется. Возможно, заниматься внуками, внучками, там кем угодно.

Но это не пассив, который будет. Во всяком случае, я этого очень сильно не хочу. Глядя на своего папу и маму я поняла, что я так не хочу. Это должно быть что-то активное. Пусть это будет интернет, пусть это будет написание статей. Возможно (всегда мечтала, чтобы что-нибудь сделать для пожилых людей), клуб по интересам, где можно было бы просто собираться одиноким бабушкам. Когда выплескивается эта отрицательная энергия.

— Даже просто, не связанное с плаванием? Просто общение?

— Общение. Со спортом – нет.

Спорт – это как религия, которую нельзя никому навязывать.

Просто их очень много: одиноких, злых, неудовлетворенных, обиженных. Они сами себя губят.

А еще я в интернете лажу, еще я собираю всякие штучки, как то: «7 вещей, которые не нужно ожидать от людей».

— Вас еще интересует психология?

— Да. Я периодически перелистываю, перечитываю. Ну, это как бы все идет совместно. Это же не может быть по отдельности. Ну, вот и все. В 60 лет я точно знаю, что буду писать. Я буду писать для женщин, которые не знают, как завоевать мужчину. Я трижды замужем. И трижды я была замужем за мальчиками, у которых не было семей до этого. Последний — моложе меня на 6 лет и который взял меня с двумя детьми. Мне было 28, мне было 22. Который с первого взгляда сразу раз! И сказал, что будет ждать меня столько, сколько я посчитаю нужным. Да, разделалась я со своими семейными делами и все так и получилось. И вот мы уже с ним неофициально с 1999, официально – с 2002. Мы уже друг друга знаем 21 год. Т.е. он как ко мне, скажем так, прилип, с 1994 года. Мне 5 лет понадобилось на то, чтобы расстаться с тем (вторым мужем).

— У Вас тоже была любовь, сразу?

— Да, это было на уровне химии. Мозгами я реально понимала, что это не мое. И я даже не давала себе возможности. Я его увидела, и мне его все время хотелось потрогать. Ну, и у меня двое детей, он — пацан. Я его в 21 год узнала. И это было катастрофа для меня. Я даже думать не могла. Он мне начал писать письма. «Уважаемая, Елена Юрьевна…», потом «Дорогая, Елена Юрьевна…», потом «Любимая, Елена Юрьевна…».

— Где вы с ним познакомились?

— Мы вместе работали на заводе. Даже не могла себе позволить. А он изначально знал, что это будет так.

— Кто он по гороскопу?

— Он – скорпион. Я – рак. Я скорпиона знаю сейчас настолько, что хочу вам сказать, что все, кто говорит, что скорпионы — это сволочи, они ошибаются. Для своих – это самый лучший знак, который я знаю. Но женщины – это хуже, чем мужчины в тысячу раз. Вообще как знак – очень противный, жестокий, злой. Но при правильном подходе – это солнышко в каменной оболочке. Вот солнышко я увидела, а каменную оболочку я 20 лет разбираю. Если его любить. Я всем говорю, девочки, я вот это ни на что не променяю. Покажите мне такого мужика, который за день сделает мне гардеробную. Цветы может купить каждый, а вот это – нет. Поэтому есть вот эти маленькие секретики.
Я поняла, что единственное чему не могу научить, как детей воспитывать.

— Почему?

— Потому что это очень сложно. Я не могу себе поставить себе оценку, насколько хорошо я воспитала своих детей. Потому что нет обратной связи между мамой и детьми во взрослом состоянии, когда ребенок выставляет не то что. Он не может выставлять оценку, и он не может адекватно оценить чему его научили и насколько правильно. То, что я сейчас иногда слышу от своих детей, что там было не правильно, я это понимаю. Родителям свои я могу сказать, где было неправильно. Но для моих родителей это не играет никакой роли, потому что это люди не того поколения. Меня это волнует, меня это занимает. Но опять же. Не в этом поколении поймут, кем я была. Или поймут, когда меня уже не будет. Как дочь мне сказала, когда я ей «давай плавать»: «Да отстать ты от меня, я покупаться хочу!» и мне ее пришлось отдать другому человеку, чтобы он научил ее плавать. Так же и дети наши, мы же их не знаем, какие они. Потому что при нас они абсолютно другие. Это я сейчас могу папе сказать «А ведь не зря ты меня тогда приучал к порядку», потому что за столом у меня реально всегда порядок, я не буду работать за грязным столом. А это мне вбивалось «Девочки, на столе должно быть чисто», «Девочки, вещи должны лежать на месте», «Девочки…» и все ты-ты-ты-ты-ты-ты.

— А тогда это воспринималось по-другому.

— Ну, естественно. Но потом-то это впиталось. И сама уже: «Почему это здесь лежит?». Это убираешь туда, это – туда. Я – копия папа. Я чувствую себя дискомфортно, когда у меня грязно. Я могу себе это позволить, когда просто этого не хочу. Но есть внутреннее «я», которое (стучит по столу) и скажет «У тебя двое детей, которые смотрят на это и скажут, что мама заср…ка». Поэтому нет-нет-нет. И Макс у меня такой же. Раньше я так делала, потому что так надо. Это тебя дисциплинирует. Это тебя заставляет. Я робот сама по себе, т.е. меня заведи — я буду это делать. Я даже не буду задумываться над тем надо мне это, не надо. Так должно быть. Это откладывает определенный отпечаток на мозги, мне уже сын об этом сказал, но по-другому я не могу. Я могу неделю всю ничего не делать, но в выходные я прямо с утра встаю и все вымываю, чтобы у меня глаз ни за что не зацепился. Вот тогда мне комфортно, я сажусь и начинаю либо вязать, либо открываю интернете и начинаю искать что-то по работе. У меня у мужа везде бардак, он везде метит свою территорию, где бы он ни побывал, он везде отсавляет за собой пометки, а я спокойненько все убираю.

— Спасибо, Елена Юрьевна, за возможность побеседовать с Вами!

На этом наша беседа была закончена — Елена Юрьевна торопилась на персональную тренировку с детьми. Впечатление после беседы еще надолго останется в памяти, потому что Елена умеет делиться той энергетикой, мудростью и жизненной силой, которая у нее есть.

Елена ведет 2 страницы в Контакте:

официальная (рабочая) страница: http://vk.com/elekaomsk.

личная страница: http://vk.com/elenakarbina.

2 thoughts on “«О спорте, жизни и о счастье»: околоспортивный разговор с неравнодушными людьми

  1. Это же счастье — в конце концов заниматься тем, о чем мечтал всю жизнь, а не тем, чем приходилось заниматься, чтобы заработать, выжить и пр. Не всем это удается

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *